550 лет Казахскому ханству

Публикации

Толе би — непревзойденный судья Старшего жуза

«Легенды века» назовет трех великих мудрецов казахской степи академик Зиманов. С именами Толе, Казыбека и Айтеке, «наисильнейшими» биями трех жузов, связана целая эпоха истории казахского народа.

Сила владеющего словом

Во все времена искусство владения словом являло собой огромную власть. Человека, обладающего даром красноречия, очень уважали и почитали. Оратор, яро борющийся за справедливость и горячо любящий свой народ, мог стать народным судьей — бием. Однако становились степными судьями далеко не все. Выдающийся писатель и общественный деятель Сакен Сейфуллин на этот счет писал: «Биями становились те, которые были предельно преданы завещаниям и наследию мудрых предков, освоили прошедшие историческую селекцию древних правил и норм обычаев и традиций, законов — ереже и прецедентные судебные решения, высказывания и суждения мудрецов, знали их наизусть и обладали даром красноречия».

Бием Старшего жуза был признан Толе би Алибекулы, выдающийся общественный деятель, один из авторов свода законов «Жеті жарғы», оратор и поэт. Толе би, сын Алибека, родился в 1663 году в урочище Жайсан Жамбылской области в обыкновенной семье, где до него не было ни баев, ни биев. Однако академик С. Зиманов в книге «Древний мир права казахов» пишет, что родословная Толе би берет начало от достойного потомка легендарного Майкы би, его достойного потомка Бахтияра би. Так или иначе именно Толе би прославил свой род жаныс и вошел в историю как борец за создание казахским народом единого сильного государства. 

Толе би прекрасно разбирался в людях, был очень проницательным и мудрым человеком. Это он первым увидел в мальчишке-пастухе, в старом овчинном тулупе, с потрепанными волосами, вечно серьезном, задатки будущего могущественного человека. В стихотворении «Сабалак», посвященном детству Абылай хана, Бухар жырау напоминает, что он был работником у Абилмамбета и пас верблюдов у Толе би. «Примечаю в тебе что-то особенное, как человек благородного происхождения выглядишь, как гордый сокол», — говорил мальчику Толе. 

Рано повзрослев, Толе стал участвовать в делах сородичей, давать советы и выносить решения. Острота ума и красноречие сделали его уважаемым и известным. Кроме сородичей, к нему стали обращаться казахи из племен дулат, ботбай, шыныр, сикын. По преданию, Толе был наставником многих известных батыров, биев и даже ханов. С 9 лет под присмотром старейшин он принимал участие в судебных разбирательствах и в вынесении судебных решений. Он быстро набирался знаний. Освоил историю и словесность, правовую культуру народа. Поэтому уже с 15 лет он самостоятельно участвует в собраниях биев. В 20 лет Толе начинает принимать активное участие в управлении государством. Своеобразный экзамен на готовность стать бием он держал перед знаменитым в степи ученым 100-летним Анет-баба. 

Создание свода законов «Жеті Жарғы»

Толе би отличался высокой эрудицией и феноменальной памятью, был образованнейшим человеком своего времени. По рассказам, передающимся из уст в уста, он был очень прямолинейным, а равных в словесном поединке ему вовсе не было. Непревзойденный оратор, блюститель государственности и законов в Старшем жузе, он стал опорой для ханов и надежной опорой для народа. 

Толе би гордился тем, что во времена правления Тауке хана он был рядом с великими биями Айтеке и Казыбеком. Вместе они составили свод законов казахского «степного права» — «Жеті Жарғы». «Семь заповедей» Тауке хана включили в себя: земельный; семейно-брачный; военный; уголовный законы; положение о судебном процессе; закон о куне и о вдовах.

Пересказывая и донося до людей основные положения заповедей Тауке хана, Толе би также старался их реально воплощать. В частности, в вопросах о земельных спорах, о барымте и воровстве, о куне, о воспитании детей, о защите отечества, в спорах о вдовах. Он культивировал роль семьи в жизни человека, был сторонником равноправия женщин и мужчин.

Трудно найти в истории личность, сравнимую с Толе би, который сыграл поистине историческую роль на стыке двух веков — XVII и XVIII. Один период его жизни был связан с правлением хана Тауке, когда в казахском обществе царили мир и покой. Другая часть жизни Толе би пришлась на трудное время, когда над казахским народом нависла угроза существования в лице джунгарских завоевателей.

Трое великих судей первыми заговорили об объединении народа. Весной 1726 года на южном склоне Каратау, на возвышенности Ордабасы, собрались сыны всех трех жузов. 

Вот как описывает это знаменательное собрание известный писатель Ануар Алимжанов в романе «Гонец». «Вот наконец раскрылись двери. Один за другим на зеленое поле перед шатром степенно вышли три убеленных сединами старца, три великих бия, чьи имена были известны каждому степняку: три человека, которые, дожив до глубокой старости, не потеряли ясности ума, смелости и трезвости мысли; три человека, о мудрости и справедливости которых давно слагались легенды, сказки и песни в степи. Трое, те, кто не подчиняется ни ханам, ни султанам; трое, те, кто еще пятнадцать лет назад, еще при жизни Тауке-хана, были объявлены совестью народа. И перед ними, как перед судом совести, тогда кровно поклялись все ханы и султаны Казахии, поклялись действовать в согласии — покончить братоубийственную междоусобицу и быть едиными перед джунгарами и цинями, никогда не дававшими покоя казахской степи.

Толе би вышел вперед и сказал собравшимся следующие слова: «Народ лишился покоя и охвачен унынием, и, глядя на него, омрачается моя душа. Кто услышит этот заунывный плач развеянного по степи униженного народа?! В это скорбное время, когда обрушился остов юрты и повсюду раздаются тяжкие стоны, найдется ли смельчак, способный зажечь светоч единства? На весах ныне лежит судьба народа, общая судьба, общая доля. Сообща вернее найдем мы путь к миру, назначим верховного сардара. Поводья войска трех жузов отдадим в надежные сильные руки одного предводителя. И соберем все силы в единый кулак и докажем, что все вместе мы — народ».

Итогом собрания на горе Каратау стало объединение казахского, каракалпакского, киргизского, узбекского народа в военный союз против джунгар. Прославленные батыры Кабанбай, Богенбай и Жанибек вместе с Толе би возглавили его.

Много сделал Толе би и для развития отношений между Российской империей и Старшим жузом. В 1733 году он стал инициатором послания к императрице Анне Иоанновне вместе с группой султанов и биев. Согласно грамоте от 10 июня 1734 года, Старший жуз был принят в подданство России, но это осталось лишь на бумаге. В августе 1749 года Толе би пишет личное послание о принятии Старшего жуза под покровительство России и отправляет послов во главе со своим сыном Айтпалом и батыром Жолдасом к Оренбургскому губернатору И.И. Неплюеву.

«Священная ласточка»

Народная память хранит такой случай, красноречиво показывающий дальновидность бия. В тяжелейшие годы «Ақтабан шұбырынды» Толе би обратился с призывом к народу взяться за земледелие, перейти от кочевья к оседлости, при этом продолжая разведение скота. Когда люди стали в спешке покидать обжитые места, Толе би не стал разбирать свою юрту. «Почему ты не собираешься уезжать?» — спрашивали у него. «Да в этом году одна ласточка поселилась наверху юрты. Это ведь легендарная птичка: во время потопа, когда корабль Ноя тонул, она спасла его. Не могу же я разорить ее гнездо и уничтожить ее птенцов», — отвечал мудрый Толе. «Да это поистине святой», — сказал военачальник калмыков и не тронул его и его окружение. Так и повелась традиция в окрестностях Ташкента и Шымкента прямо не называть имени Толе би, а говорить «Священная ласточка». 

Умер Толе би в 1756 году на 93-м году жизни в Акбурхан-орде, на территории Ленгерского района Южно-Казахстанской области. Однако похоронен Толе би  возле своего деда хана Жуниса в городе Ташкенте. На этом месте возведен мавзолей. 

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь