550 лет Казахскому ханству

Публикации

Жетысу во внешней политике ханов Ак-Орды

Тысячелетняя история города Алматы еще содержит много «белых пятен», требующих своего изучения.

 Вместе с тем, как это уже установлено в исторической науке, благодаря многолетним археологическим исследованиям и введению в оборот широкого круга письменных источников, возникновение и рост города Алматы, как и всей городской культуры Юго-Восточного и Южного Казахстана, связан с периодом раннего и развитого средневековья (согласно терминологии «советской» историографии), который приходится на VI-XII вв.

Средневековая политическая история Алматы, города и его округи неразрывно связана со всем Юго-Восточным Казахстаном, с его многочисленными городами и территориями. Эта большая и обособленная историко-географическая область именовалась в средневековой исторической литературе Жетысу (другой средневековый вариант Йедису, что в переводе значит Семиречье).

Расцвет транзитной торговли, увеличение количества торговых путей вызвали закономерный рост числа различных населенных пунктов. Политическими центрами государств кочевников (таких как Западно-Тюркское, Тюргешское, Карлукское, Огузское и Кимекское государства) становятся крупные города, ставшие средоточием торговли и ремесленного производства. Вместе с торговцами в такие города приходят посланцы соседних и отдаленных государств, первые религиозные проповедники. Города становятся центрами крупных религий средневековья.

Но постепенно религиозное многообразие городов Юго-Восточного и Южного Казахстана сменяется в эпоху государства Караханидов одной религией — мусульманством. Принятие мусульманской религии — ислама, способствовало дальнейшему росту городской культуры средневекового Казахстана, распространению новых форм архитектуры. Из городов в Степь идет распространение ислама, но на всем протяжении истории ислама в казахстанских степях позиции этой религии были сильны только в самих этих городах, тогда как кочевники по-прежнему в массе своей оставались сторонниками своих прежних религиозных воззрений, связанных с почитанием Тенгри.

С карлукско-караханидским периодом истории Юго-Восточного Казахстана (IX-XI вв.) казахстанские археологии связывают возникновение первых крупных очагов городской культуры на месте современного Алматы, просуществовавших до эпохи монгольского нашествия. Несмотря на устоявшиеся историографические стереотипы, последующие масштабные вторжения каракитаев или киданей в XII и монголов в XIII вв. не внесли существенных изменений в ритм городской жизни этого благодатного края многочисленных рек и не явились причиной их упадка [1].

Упадок этих городов вызвал бурные военные и политические события последующего периода — второй половины XIII-XIV вв.

Жетысу стал местом, где соприкасались границы трех крупнейших уделов Монгольской империи — Улусов Джучи, Чагатая и Угедея. Недалеко друг от друга находились и центры этих владений: ставка старшего сына Чингиз-хана Джучи — на реке Ертис (прежде река Иртыш), ставка второго сына Чагатая — на Иле (Или) и ставка Угедея — в Тарбагатае.

В начале второй половины XIII в. в Монгольской империи вспыхнула борьба за власть, приведшая к распаду государства. Сразу же после смерти верховного кагана Мунке (Менгу-каан), внука Чингиз-хана и сын Тулуя, в 1359 г. часть монгольской военной знати, нарушая существовавшие в империи нормы и традиции, провозгласила ханом брата Мунке — Хубилая. Его активным противником на многие годы стал Хайду (Кайду), потомок Угедея, третьего сына Чингиз-хана и его наследника. Центром владений Хайду были земли Жетысу (по сведениям некоторых источников, здесь же находится его гробница).

Затяжная война Хайду против Хубилая, усобицы Чагатаидов после смерти Хайду привели к упадку городской и оседло-земледельческой культуры Жетысу. Исчезают древние земледельческие центры, очаги городской культуры. На это же время приходится постепенный упадок и города Алматы. С этого времени средневековые летописцы не называют этот город цветущим, как прежде. Нет упоминания Алматы и в числе главных городов Могулистана, о которых говорит автор единственного специального труда по истории этого государства «Тарих-и Рашиди» Мирза Мухаммад Хайдар. Хотя регион Алматы составлял центральный области этого государства [2].

Но все же жизнь не остановилась. Население города Алматы никуда не исчезло. Кто-то, оставшись на месте прежнего города, продолжал свое хозяйство, кто-то под влиянием обширной миграции кочевников занялся скотоводством. Несмотря на все коллизии военно-политической истории этого периода, жизнь продолжалась. Города Южного Казахстана начинают отстраиваться вновь. На месте былого Алматы, в благодатной природной местности с таким же названием, постепенно восстанавливался разрушенный город. Но во второй половине XIV в. Жетысу и Северное Притяньшанье, входившие в Могулистан, а также Восточный Дашт-и Кыпчак (Ак-Орда), испытали новые потрясения. На города и степи могулистких и ак-ордынских ханов и беков обрушились полчища нового завоевателя эмира Тимура. Эти трагические события еще более сблизили население Жетысу и Восточного Дашт-и Кыпчака, испытавших на себе жестокость завоевателей.

Правители и население Могулистана на протяжении почти двадцати лет оказывали ожесточенное сопротивление войскам Тимура. Однако опустошительные походы Тимура вынудили ханов и беков Могулистана искать союзников. Попытки создания антитимуровской военной коалиции подробно рассмотрены в классической востоковедческой работе К. А. Пищулиной [3], посвященной истории Могулистана и начального этапа истории Казахского ханства, а также ходу этнических процессов в Казахстане в XIII-XV вв.

Активными сторонниками создания антитимуровской коалиции были правители Ак-Орда. Ханы Ак-Орды стремились к объединению Жетысу и Восточного Дашт-и Кыпчака. Их объединительная политика увенчалась успехом в годы деятельности правнуков ак-ордынского хана Уруса Керея и Жанибека, основавших Казахское ханство в Западном Жетысу.

Этнические аспекты идентичности населения двух казахстанских регионов — Жетысу и Восточного Дашт-и Кыпчака подробно рассмотрены в вышеупомянутой и других работах К. А. Пищулиной [4]. Население Жетысу было этнически, политически и экономически связано не только с Могулистаном, но и во многой степени с племенами и родами Восточного Дашт-и Кыпчака, где в этот период времени происходило возвышение Ак-Орды, государства восточных Джучидов-Ордаидов (потомков Орда-хана, старшего сына Джучи). Это государство в источниках того времени наряду с названием Ак-Орда обозначалось как Узбекистан или Узбекский Улус, в силу того, что кочевые племена степной полосы Казахстана с середины XIV в. начинают именоваться «узбеками». Только когда Жанибек и Керей, потомки ак-ордынского хана Уруса, ставшие во главе узбек-казаков, вытеснили из степей Казахстана узбеков-Шибанидов, термин узбек уходит за пределы этнической территории казахов и постепенно закрепляется на территории Мавераннахра. Владения новообразовавшихся казахских ханов с этого же времени начинают именоваться в средневековых сочинениях, созданных в тот же период, Казахстаном. Это новое государство объединило в себе не только владения Ордаидов Ак-Орды, но и «казахскую» часть Могулистана, а это Жетысу.

Предпосылки к образованию Казахского государства в Жетысу. Первые правители Казахского государства Керей и Жанибек воспринимали созданное ими государство как восстановление власти своей фамилии в этом регионе. Они, по существу, являясь потомками Урус-хана, восстановили Ак-Орду, получившую теперь новое название — Казахское ханство. Но земли династии Ордаидов в период образования Казахского ханства сместились восточнее и включали в себя земли Жетысу.

Предпосылки к образованию Казахского государства в Жетысу

Первые правители Казахского государства Керей и Жанибек воспринимали созданное ими государство как восстановление власти своей фамилии в этом регионе. Они, по существу являясь потомками Урус-хана, восстановили Ак-Орду, получившую теперь новое название — Казахское ханство. Но земли династии Ордаидов в период образования Казахского ханства сместились восточнее и включали в себя земли Жетысу.

Присоединение Жетысу к Казахскому ханству не произошло одномоментно, как считалось ранее. Первые казахские ханы Жанибек и Керей отправились именно в долину Шу и местность Козыбаши по ряду причин.

Во-первых, занятию ими западных кочевий Могулистана благоприятствовала политическая обстановка во владениях восточных Чагатаидов, правивших в Могулистане. Во-вторых, как на это справедливо указывала К. А. Пищулина, этот регион был населен родственными тюркскими племенами, давно осознававшими свое единство. В-третьих, стремление занять Западное Жетысу предпринималось предшественниками первых казахских ханов и прежде. Данный тезис прослеживается в деятельности крупнейшего ак-ордынского хана Уруса (ум. 1377). Из достоверных источников, близких к эпохе Урус-хана, известно, что в состав его владений не входило Жетысу.

Урус-хан проводил активную политическую деятельность. Во внутренней политике он стремился к восстановлению целостности территории Ак-Орды (Восточного Дашт-и Кыпчака) и централизации власти. Во внешней политике он провел две крупные внешнеполитические акции — на западе против Золотой Орды и на юге против агрессии эмира Тимура. Очевидно, уже в годы его правления (60-70-е гг. XIV в.) ак-ордынская правящая знать становится выразителем новой политической доктрины — присоединение региона Жетысу в состав Ак-Орды. На это косвенно указывают сведения Кадыргали Жалаира, автора «Джами ат-таварих». Автор дает красочное описание владений Урус-хана, расположенных якобы в Жетысу. «Урус-хан расположился в окрестностях Алатага. Эта земля высоких гор, обильных лугов и многочисленных родниковых вод. Бесчисленной множество рек в этих горах. Город Талашкары (Старый Талаш) расположен там и находится невдалеке от городов Отрара и Сайрама. Вилайеты Чу, Талас, Истыккуль (Иссыккуль), Текелик были [там]. Народ [его] был очень многочисленный, могущественный, сильный, известный и храбрый. Урус-хан на протяжении нескольких лет царствовал здесь» [5].

Локализация основных кочевий Урус-хана в Жетысу, по сведению Кадыргали Жалаира, является, по всей видимости, не ошибкой автора и не влиянием на него событий, связанных с образованием Казахского ханства в Жетысу, а отражением зарождавшейся в тот период (XIV в.) новой внешнеполитической доктрины — расширение Ак-Орды в юго-восточном направлении. Урус-хан и его сторонники пытаются обосноваться в этих землях в условиях царившего тогда в Могулистане фактического безвластия, и именно отголоском этих событий стал рассказ об Урус-хане в сочинении Кадыргали Жалаира.

Жетысу присутствует во внешней политике и преемников Урус-хана. Сын Урус-хана и правитель Ак-Орды Тимур-Малик-хан зиму проводил на южном берегу Балкаша на Каратале. Как свидетельствует Мирза Мухаммад Хайдар, «узбеки» (население Ак-Орды) переходили в Жетысу зимой по льду озера Балкаш.

После того как в 1378 г. Токтамыш разбил войска Ак-Орды и казнил Тимур-Малика, часть эмиров и беков перешла на сторону нового хана, другая часть осталась верной потомкам Урус-хана. Некоторые из них (например Балтычак, отец Едиге) были схвачены и казнены, другим удалось уйти. Предположительно, ушедших на восток в Моголистан противников Токтамыша возглавил Куйурчук, который после смерти Тимур-Малика провозглашается своими сторонниками ханом. По сведениям Кадыргали Жалаира, он ушел в Кашгар. Неизвестно, сколько пробыл Куйурчук в Могулистане и его южных владениях — Кашгаре, но только в середине 90-х гг. XIV в. он со своим отрядом прибыл к правителю Мавараннахра эмиру Тимуру в надежде на его помощь вернуть трон Ак-Орды. Примерно тогда же он при помощи Тимура занял столицу Джучидов — Сарай, но сразу же после ухода Тимура он был свергнут и убит объединенными силами Тимур-Кутлука и Едиге. После смерти Куйурчука его сторонники во главе с сыном Бараком отступили в глубь восточного Дашт-и Кыпчака.

В 20-е гг. XV в. Барак смог укрепить свою власть в Ак-Орде и начать военные действия в традиционных уже для ак-ордынских ханов направлениях — запад (Поволжье) и юг (Мавараннахр). Но не осталось в стороне и юго-восточное направление. К. А. Пищулина считает, что Барак в поисках союзника на территории Могулистана нашел свою смерть во время битвы с «неким Султан-Махмуд-огланом». За Жетысу Бараку пришлось бороться не с местными правителями, а с Улугбеком и его ставленниками в Могулистане.

После смерти Барака его подданные перешли к его сыну Абу Саиду, более известному как Жанибек, ставшему одним из основателей Казахского ханства.

«В то время, — пишет Мирза Хайдар, говоря о времени возникновения Казахского ханства в середине XV в., — в Дашт-и Кыпчаке владычествовал Абу-л-Хайр-хан. Он причинял много беспокойства султанам джучидского происхождения. Джанибек-хан и Кирай-хан бежали от него в Могулистан. Исан-Буга-хан охотно принял их и предоставил им округ Чу и Козы-Баши, который составляет западную окраину Могулистана. В то время, как они благоденствовали там, Узбекский Улус после смерти Абу-л-Хайр-хана пришел в расстройство, [в нем] начались большие неурядицы. Большая часть его подданных откочевала к Кирай-хану и Джанибек-хану, так что число [собравшихся] около них [людей] достигло двухсот тысяч человек».

Эту акцию Казахских Чингизидов условно можно считать исполнением внешнеполитической доктрины ак-ордынских ханов, заложенной в период правления Урус-хана.


К. З. Ускенбай

[1] Бартольд В.В. Сочинения. М., 1963. Т. 2, ч. 1; История города Алматы. А., 2006.

[2] История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Т. 2. А., 1997; История Киргизской ССР. Т. 1. С древнейших времен до сер. XIXв. Фрунзе, 1984; Қадырғали Жалаир. Шежірелер жинағы. (Шағатай-қазақ тілінен аударып, алғы сөзін жазғандар Н. Мингулов, Б. Көмеков, С. Өтениязов). А., 1997; Мингулов Н.Н. К некотрым вопросам изучения истории Ак-Орды // Казахстан в эпоху феодализма (проблемы этнополитической истории). А., 1981.  

[3] Пищулина К.А. Юго-Восточный Казахстан в середине XIV– начале XVI веков (вопросы политической и социально-экономической истории). А., 1977.

[4] Материалы по истории Казахских ханств. XV-XVIII вв. (извлечения из персидских и тюркских сочинений). Сост.: С.К. Ибрагимов, Н.Н. Мингулов, К.А. Пищулина, В.П. Юдин. А., 1969.

[5] Сыздыкова Р.Г. Язык «Жами ат-таварих» Жалаири. А., 1989; Сыздықова Р., Қойгелдиев М. Қыдырғали би Қосымұлы және оның жылнамалар жинағы. А., 1991.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь