«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего».
Н. А. Назарбаев
Главная » Публикации » Жубан Молдагалиев и Желтоксан

Жубан Молдагалиев и Желтоксан

06 Октября 2016
Жубан Молдагалиев и Желтоксан
Доклад на собрании совета писателей Казахстана с участием первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Г.В. Колбина 31 декабря 1986 года.

Когда мне сообщили об этой встрече, я, не веря своему ораторскому мастерству и олимпийской выдержке, в спешке записал некоторые вопросы, которые хотел бы озвучить с этой трибуны. Правильно это или нет, но я считаю, что человек должен быть бескорыстным, открытым, мягкосердечным и без боязни ошибиться или не понравиться кому-то, однако как нам известно, человек часто помалкивающий или притворяющийся, больше кричащий, чем действующий, остается в выигрыше. 

 Можно смотреть поверхностно на истину, при этом призываю быть правдивым, можно оставаться вне зоны критики, яростно поддерживая критику. Хорошие и разумные слова не могут быть гарантией хороших и правильных дел. Часто так и было. 

 Если говорить вежливо, много косых явлений происходило на глазах писателей. Но мы должны признать, что у наших казахстанских литераторов не всегда хватало храбрости говорить об этом с трибуны или на страницах печатных изданий. 

 Я считаю конъюнктурность многих наших книг, отдаленность от острых жизненных проблем зависит от пассивности нашей гражданской позиции. Этому во многом способствовали следующие причины: отклонение людей от привычных, превентивных мыслей привели к приклеиванию клейма писателям (и не только им), обвинению их в аполитичности; не понимание ситуации, сгущение красок. Я напомнил про эти бессовестные, бесчестные факты не для того, чтобы поковыряться в чужом грязном белье, а во благо будущего. Потому что, для достижения успеха и прогресса необходимо убрать все преграды на этом пути. Мы не сможем уничтожить зло, пока не уничтожим причину, побуждающую к нему. 

У нас есть некоторые законные требования к уровню политико-воспитательных и идеологических работ. Ее стереотипность, ограниченная действенность, оторванность от реальности в силу человеческих раздумий и страданий приводят к ослаблению позиции измерений человечности и, порой, к его утрате. 


322c02fa3f39b0b83f1893470aaf225f.jpg


 Печальным показателем вышесказанного являются события, происшедшие 17 и 18 декабря (1986) в Алматы. Я не могу представить себе жизнь казахов без межнациональной дружбы, и в первую очередь, без дружбы с русским народом. Я всю свою жизнь, всю свою творческую жизнь, стремился к укреплению этой дружбы. Никто меня не сможет переубедить в этом. 

 Но если я скажу, что поддерживаю водяную атаку противопожарных машин, злых собак, многослойные резиновые дубинки против молодых парней и девушек, ставших жертвами лицемерной смуты, то не был бы честен с самим с собой и со всеми вами. Меня волнуют следующие вопросы: убеждены ли мы, что все, кто был позван для помощи в установлении порядка и все вооруженные спецсредствами солдаты не являются безупречными интернационалистами? Не было ли среди них тех, кто, воспользовавшись ситуацией, довел до отчаяния участников беспорядка и тем самым разжег национальную рознь?! Как говорили свидетели, не они ли те, кто избивал 17-18-летних девушек, таскивая их за волосы? В конце концов, не они ли в последующие дни оскорбляют и пугают людей в общественном транспорте, на улице и в других общественных местах? Честно признаюсь, я, когда услышал об этом бессовестном происшествии и о том, что было после него, раскаялся, что прожил до этого дня. Да, я полностью поддерживаю уничтожение с корнем всякое сопротивление против общества, потому, что демократия - это не анархия. Даже если это так, мы не должны лишать виновных убежденности в этом. Мы в ответе не только за их деяния, но и за их гражданское будущее. 

Дана оценка событиям, произошедшим в Алматы. Но вместе с тем, я считаю, что, Центральному Комитету Компартии Казахстана, и вам самому товарищ Колбин, надо тщательно и всесторонне проанализировать то, как решаются вопросы интернационального воспитания и межнациональных отношений в республике. Мы говорим, что Казахстан является планетой ста национальностей, и я считаю, что это правильно. Как бы то ни было, это звучит красиво и могущественно. А кто-то задумывался о том, как живет каждый их них? А о том, что большинство из них желают иметь свои национальные школы, детские сады, книги, печатные издания? У кого еще из этих ста национальностей, кроме казахов, русских, уйгуров, корейцев и немцев, есть такие условия. Я даже близко не могу подумать о том, что некоторые стремятся к выравниванию национальных традиций и культуры, к ускорению деформации языковой ситуации. Я просто хочу отметить, что все проблемы зарождаются из-за нашего неумения воспользоваться бесчисленными возможностями, предоставляемые нашим обществом для процветания всех культур, несмотря на численность каждой национальности.


5a8a5cb8494327b84420503cf76930d1.jpg


 Я казах. Я горжусь своим народом. Мне дорога его история, а его сегодняшнее положение дорого вдвойне. Чтобы дожить до этого дня, мой народ с честью прошел путь революции и становления советской власти, пережил голод, унесший почти половину его населения, и трагедию 37-38 годов, отнявшую молодую казахскую интеллигенцию, воспитанную советским правительством. 

 Но ничто не сможет сбить его с выбранного пути. В годы войны казахи выступили храбрыми и доблестными защитниками Родины. Эту храбрость, добродушие, щедрость, целеустремленность и даже простоватость, чуждость к национальному расизму и широту души он показал и в годы освоения целины. Ни для кого не секрет, что на целину приезжали различные люди, среди них были и бывшие преступники, и алчные люди. Немало было происшествий, когда такие вот люди предпринимали бессовестные действия, затрагивающие честь коренного народа. Но у казахов хватило сдержанности, чтобы понять огромное значение дела, к которому призывала партия. 

Сейчас возникла другая ситуация. В республике изменилось соотношение национальностей. Все это привело к тому, что резко уменьшилось число казахских школ во многих целинных местах, а положение в городах ясно без слов. Даже в Алматы число казахских школ, если я не ошибаюсь, только две или три. Не говоря о детских садах. А ведь нам всем известно, что освоение родного языка начинается с детских садов. Социальное положение некоторых казахских сел, порой даже районных центров не равны. На целине – красивые новые дома, а у них – низкие дома без крыш, там - асфальт, а здесь – караванная дорога, унаследованная у предков. 

 В 1972 году мы, группа писателей, побывали в Жангельдинском районе и крайне удивились невзрачным видом Тургая, бывшего когда-то городом, центром революции. В то время, когда исполнилось 55 лет со дня становления советского правительства там не было даже телеграфной связи. А причиной всему этому служило вот что: руководители Кустанайской области, куда когда-то относился этот район, решили создать условия в первую очередь для прибывших, считая, что казахи все равно никогда не покинут свои родные края. Разве можно испытывать сдержанность и благородство казахов таким способом? Кстати, все это допускалось с разрешения уважаемых «вождей нации». 

Вне зависимости к какой нации мы принадлежим, мы, писатели, очень чутко переживаем проблемы родного языка, на котором пишем, читаем. Без языка нет смысла жизни. Вместе с тем, мы одобряем взаимодействие и взаимообогащение языков. 

 Но тщеславные политические спекулянты порой доходили до неразумных действий. Тридцать лет назад они добились исключения казахских названий рек Волги, Урала, города Уральска из официального использования. Вы хорошо знаете, что Екатерина ІІ запретила использовать слово Урал, для того, чтобы стереть с памяти народа Пугачевское восстание. В этот раз, спустя 250 лет это во второй раз запрещается Казахстанской терминологической комиссией. Но народ не прислушался к запрету: они продолжают называть их древними казахскими названиями. 

Напоследок хочу сказать, что высказывания товарищей начальников о многочисленности казахской молодежи в высших учебных заведениях по сравнению с русскими, звучит как обвинение, замечание в адрес соответствующих министерств. А где их можно быть больше, как не в Казахстане? Разве ученики с отдаленных казахских сел, дети механизаторов и чабанов, не владеющие русским языком, смогут пройти конкурсы в ВУЗы Москвы, Ленинграда, Куйбышева, Новосибирска или Украины? 

 Все это - не мелочь, а вопросы жизни, вопросы ленинской национальной политики. Игнорировать их – вольно или невольно поставить реальность советской жизни в неудобное положение. У каждого из нас есть что сказать. Есть множество вопросов, волнующих нас. Но у Вас, уважаемый товарищ Колбин, есть много возможностей для глубокого погружения в жизнь нашей многонациональной республики. Желаю вам успехов!


Нет комментариев

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь